Информация к новости
  • Просмотров: 2284
  • Автор: admin
  • Дата: 17-05-2016, 16:35

Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернете

 17-05-2016, 16:35    Категория: Русский, Новости и события


Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернетеВнедрять саморегулирование в онлайн сообществах, повышать медиаграмотность, разрабатывать толерантные речевые стратегии, рекомендуют эксперты в качестве эффективных механизмов преодоления языка ненависти и дискриминации в сети.

С 12 по 13 мая в Алматы (Казахстан) прошел 7 Центральноазиатский форум «Развитие интернет-сферы в ЦА InternetCA-2016» на тему: «Вызовы противодействия деструктивному контенту в интернете: ксенофобия, пропаганда, язык нетерпимости».Основные темы дискуссии касались информационных войн, медиаманипуляций, языка вражды, пропаганды, границы между свободой выражения и нетерпимостью, понимания этого разграничения чтобы избежать тотального регулирования интернета и давления на свободы.Международные и региональные специалисты представили лучшие кейсы, рекомендации и провели мастер-классы.

Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернете

Инга Сикорская, директор Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА(Кыргызстан), ведущей организации в регионе, занимающейся исследованиями языка вражды и дискриминации, продемонстрировала результаты анализа казнета и кырнета, сравнительное изучение которых, подчеркивает некоторые схожие тренды.

Во-первых, это сетевая агрессия, рост количества групп ненависти, относительно нового явления в нашей сети и их идеологическая составляющая, которая базируется на классических инструментах медиа-войн. К существующему в интернете языку вражды, клише и стереотипам, добавились месседжи ненависти, распространяемые иногда в завуалированных формах и часто с использованием фиктивных идентичностей. Они вовлекают все больше пользователей и наиболее опасны.

Во-вторых, сильной остается связь между политической повесткой дня и формированием нетерпимости, сконцентрированной на определённых целях. Эмоциональные юзеры, быстро реагируют на информационные вбросы, тиражируемые группами ненависти, сетевыми троллями, вследствие чего ком языка вражды разрастается за счет массовой сетевой агрессии. К примеру, частое и необоснованное упоминание этнической принадлежности персон в постах и статьях приводит лишь к росту нетолерантной лексики. Хотя на самом деле, автор такой публикации либо некомпетентен, либо заведомо использует манипуляционный инструмент для смешивания этнической и социальной проблематики.

Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернетеЭто заметно в кырнете, когда журналисты и пользователи пишут о решениях властей, связанных с китайскими либо канадскими инвестициями, где целями ненависти сразу же становятся представители этих стран. В казнете подобную ненависть в отношении китайцев, исследователи зафиксировали на фоне последних земельных протестов, связанных с поправками в законодательство.

«Сейчас важно чтобы все участники виртуальной сети, лица принимающие решения по вопросам интернета, а также те, кто обвиняет создателей контента в разжигании ненависти, четко понимали, где заканчивается свобода выражения и начинается язык вражды»,- говорит И.Сикорская.

Согласно официальной статистике, в 2015 году в Казахстане было зарегистрировано 88 уголовных дел по статье «возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни». Многие из них связаны с различными высказываниями в интернете. Поэтому понимание свободы выражения и ответственности за высказывания, особенно актуально. «Без этого мы не сможем справиться с современными интернет-вызовами», -добавляет И.Сикорская

По ее словам, задокументированные инциденты нетерпимости как в кырнете, так и в казнете чаще фиксировались в постах и статьях, рассуждающих о влиянии российской пропаганды на аудитории в Кыргызстане и Казахстане, об отношениях РФ с Украиной и Западом и влиянии этого на страны ЕАЭС. Развитие государственных языков и нежелание населения овладевать ими в полной мере, историческое прошлое Кыргызстана (трагедия 1916 года, когда страна входила в состав царской России) и Казахстана (голодомор 1932-1933 годов, когда страна входила в состав бывшего СССР), исламский фактор, война в Сирии – являются другим тематическим блоком, где были обнаружены высказывания, очерняющие человеческое достоинство разных групп.

Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернетеНа тенденциях ксенофобии в кыргызстанском сегменте интернета подробно остановилась Алия Молдалиева, медиа-эксперт из Бишкека, которая исследовала манипулятивное воздействие в медийной среде. Эксперт указала, что онлайн среда становится средством дискриминации уязвимых групп через демонстрацию фактов ксенофобии в новостях, видео, фото, оправдание одной стороны или другой. Таким образом провоцируются беспорядки и насилие.Молдалиева привела пример, когда в сети публикуются видео с кадрами издевательств над представителями уязвимых групп.Почти во всех случаях распространения такой формы нетерпимости язык вражды по отношению к меньшинствам растет, пользователи вовлекаются в дискуссию, используя негуманную лексику, пишут комментарии, содержащие призывы к насилию и дискриминации.

«Невозможно обозначить только один источник ксенофобии с целью политической манипуляции,- подчеркнула спикер. - На самом деле, этого не гнушаются многие силы в кырнете».

Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернете

О существующей связи между нетерпимостью в отношении женщин и девочек и их борьбой за свои права рассказала в своем докладе Айзат Шакиева, активистка Бишкекских Феминистских инициатив.Она продемонстрировала ряд фактов онлайн домогательств к активисткам в кырнете, которые подвергались оскорблениям и угрозам от пользователей. Например, анализ освещения в интернете марша 8 марта 2016 года, посвященного Международному дню борьбы за права женщин, выявил поток негуманных постов, в том числе и от пользователей, считающих усиление прав женщин «неприемлемым и оскорбительным для мусульманского общества».  Под опубликованным в интернете видео, где активистки говорят об их дискриминации в семье и в школе, гендерных стереотипах в обществе было обнаружено почти 100 негативных комментариев с ксенофобными подтекстами и оскорблениями. А.Шакиева говорит, что ее доклад проливает свет лишь на малую часть онлайн домогательств. «Патриархальному обществу удобно и выгодно видеть в женщине традиционную роль,-отмечает спикер. - Как только она пытается противостоять этим нормам, стереотипам и гендерным дискриминациям через активизм, то снова сталкивается с тем же, с чем борется».

Эксперты делятся опытом борьбы с ксенофобией и нетерпимостью в интернетеПротивоположные тренды, наблюдаются в интернете Узбекистана, стране, где существует жесткая цензура офлайн и онлайн, а большая часть медиаконтента состоит из государственной пропаганды. Целями идеологических атак чаще являются мусульмане, иностранные НПО, правозащитники, независимые журналисты, ЛГБТ сообщества.

«Виртуальная сеть стала орудием пропаганды», - отметил в своем докладе Сергей Наумов, медиа-эксперт из Узбекистана, являющийся также региональным ассистентом Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА. Это стало более заметно после того, когда власти поняли всю бессмысленность блокировки сайтов, которые пользователи умело обходят, применяя современные технологии.

Наумов подчеркнул, что основной частью сетевой пропаганды в узнете являются выступления президента Ислама Каримова, которые тиражируются в больших количествах.

Местные пропагандисты сфокусированы в основном на молодежи, которая является активным пользователем социальных сетей. Для того, чтобы юзеры не учились на «чужих ценностях», как часто идеологи именуют западную культуру, были менее активны в Фейсбуке, в узнете создаются альтернативные социальные медиа, которых в настоящее время уже тридцать восемь. Но лишь восемь из них являются активными. К примеру, в популярной сети Muloqot зарегистрировано свыше 170 тысяч пользователей в то время как узбекских пользователей Фейсбука зарегистрировано в три раза больше.

 Алина Амилаева, программный ассистент Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА,(Кыргызстан)

 

 

 

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.




  • Военные возле рынка запчастей в во время массовых беспорядков, г. Ош, июнь 2010 год

  • Участники тренинга по медиации и урегулированию конфликтов строят "Башню мира", Бишкек, апрель, 2011 год

  • Тренинг для журналистов по разрушению стереотипов, Бишкек, апрель, 2012 год

  • Семинар по производству командных репортажей в мультинациональных журналистких группах, Бишкек, август, 2012 год



Карта инцидентов




Образование и тренинги


ИНСТРУМЕНТЫ ЖУРНАЛИСТИКИ МИРА ПРИ  ОСВЕЩЕНИИ КОНФЛИКТОВ

Мир = ненасилие + творчество. В таком мире дискуссии и переговоры помогают компромиссному решению проблем, а СМИ становятся площадкой для обмена…

Подробнее


Вебинары


КАК ОСВЕЩАТЬ АФГАНСКУЮ ПРОБЛЕМУ: СМИ ДОЛЖНЫ ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА МИР, А НЕ НА КОНФЛИКТ

 

КАК ОСВЕЩАТЬ АФГАНСКУЮ ПРОБЛЕМУ: СМИ ДОЛЖНЫ ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА МИР, А НЕ НА КОНФЛИКТ После того, как к середине августа боевики движения «Талибан» контролировали большую часть Афганистана, без боя взяли Кабул, а президент Ашраф Гани сбежал из страны,  весь остальной мир сейчас переосмысливает произошедшее, судя по кадрам на телеканалах и в онлайн СМИ.  Страны тем временем решают, каким образом выстраивать внешнеполитические отношения с новыми правителями Афганистана, а также что делать с беженцами, поток которых, предположительно, хлынет из страны. Перед журналистами Центральной Азии встал вопрос : как освещать эту проблему?

 

 

Инга Сикорская, Директор Школы миротворчества и медиатехнологий в Центральной Азии, эксперт, медиа-тренер, журналист,  автор ряда исследований и академических курсов по журналистике мира и конфликта, серии учебников и тренингов специально для Медиашколы CABAR.asia рассказала о том, как СМИ Центрально-Азиатского региона должны освещать ситуацию, чтобы не усиливать в обществе ксенофобию в отношении беженцев и не только.

– Как журналисты должны писать о беженцах?

– Согласно стандартам освещения многообразия, куда также относятся такая социальная группа как «беженцы» (люди, которые уже имеют статус), «лица ищущие убежища» и «вынужденные переселенцы» (те, кто вынужденно переместился в определенную страну из-за страха за свою жизнь и ищут статуса беженца) журналист сначала должен проанализировать, как СМИ освещали эту проблему и определить пробелы.

Нередко СМИ пишут о таких людях только в криминальной хронике либо в унизительном контексте, чем насаждаю страх у аудитории. Миротворческий подход для репортера: проведите несколько дней в лагере с этими людьми, опишите то, что вы увидели, в каких условиях они живут, есть ли доступ к воде, у их детей – к образованию, медицине. Позвольте им рассказать историю по-своему. Найдите среди них людей, которые смогли реинтегрироваться в общество и расскажите об этом. Не забывайте об этичной терминологии в тексте и визуальном контенте.

Недавно в моей поездке в Афганистан я много общалась с коллегами и простыми людьми и думаю, что на самом деле, к примеру, в Кыргызстан никто не бежит и бежать не собирается. Во-первых, вы удивитесь, но афганцы очень большие патриоты своей страны. Они готовы жить в нищете, но главное – дома. Во-вторых, те, кто хотят выехать из Афганистана с приходом талибов, вовсе не собираются в страны Центральной Азии – они хотят в США, в Европу.

– Но наши власти уже заявили о том, что собираются принять афганцев, бегущих от режима талибов.

– Да, озвучивалось намерение принять 1,2 тысячи человек, но не факт, что это будут афганцы. Вполне возможно, что речь идет об этнических кыргызах из Бадахшана, которых ранее не пустили через таджикскую границу. Кроме того, надо понимать, что у афганцев уже есть очень тяжелые уроки в Кыргызстане: некоторые люди, просившие убежища, прожили здесь 25 лет и уехали или умерли, так и не получив статус беженца.

– Кроме того, люди боятся не столько тех, кто бежит от талибов, сколько самих талибов, которые, как заявляют некоторые эксперты, теперь пойдут в страны Центральной Азии.

– «Талибану» здесь тоже делать нечего. То, что произошло в Афганистане – это внутриполитические процессы и геополитическая борьба за влияние в регионе, которые в мейнстримовых прогнозах различных экспертов и политиков используются для того, чтобы сеять панику.

– Выходит, журналисты помогают таким политикам?

– Отчасти. А еще сегодня СМИ, ориентированные на сенсацию, способствуют созданию негативного стереотипа не только в отношении беженцев, которых, кстати, пока нет, но и в отношении любых иностранцев, прибывших в страну.  Поддерживают и развивают в людях предубежденность в отношении людей иначе одетых, говорящих на непонятном языке.

– Каким образом это происходит?

– В нашем обществе, в принципе, существует много негативных стереотипов по поводу Афганистана. И на фоне всеобщей истерии и паники что делают СМИ – они публикуют твиты непонятных людей, даже не проверяя их на фейковость. Авторитетные новостные издания цитируют пользователей, которые пишут что-то вроде: «Я вышла попить капучинку, а вокруг миллион пакистанцев».

– А что не так с этим твитом?

– Проблема не в твите, а в том, что его перепечатало СМИ. Цитата «миллион пакистанцев» — это называется гиперболизация данных. Публикуя ее, СМИ допускает грубейшую журналистскую ошибку, ретранслируя оголтелое стереотипичное восприятие. Перепечатывать можно, но согласно журналистским стандартам и миротворческому подходу надо положить факты в соответствующий контекст. Именно это снимет проблему и даст возможность аудитории понять, что же в реальности происходит. Учитывая сложную политическую обстановку, контекст должен быть широким, нейтральным, не разжигающим ненависть и страх.

Причем, это не единственный пример. Вы, наверное, обратили внимание на материалы о том, что жители Бишкека указывают на якобы наплыв иностранцев в столицу Кырызстана. Эти сообщения также основаны на пользовательском контенте. Причем, издания не только цитируют пользователей интернета, но и используют их фотографии. Печатают снимки, где изображены люди в непривычной для кыргызстанцев одежде, возможно, пакистанские или индийские студенты. И называют их одежду пуштунской, хотя она таковой не является. Так вот создавая подобные сообщения журналисты триггерят определенные группы людей и это в результате может привести к преступлениям на почве ненависти.

– Правильно было бы сделать материал, в котором объясняется, чем пуштунские одежды отличаются от других национальных нарядов?

– Зачем? Нельзя оценивать людей по одной только одежде. Это недопустимо для СМИ. Фокус на различия в определенном социально-политическом контексте приводит к нетерпимости и вражде. Пользователи социальных сетей могут это делать, потому что они некомпетентны и не обладают степенью журналистской ответственности.  Но почему же журналисты допускают это? Это нетолерантный подход. Человек может носить любую одежду, он может говорить на том языке, на котором ему удобно, если, разумеется, речь не идет о каких-то дресс-кодах в официальных учреждениях. А если СМИ хотят показать, что действительно идут какие-то слухи о наплыве якобы беженцев, тогда они должны провести расследование, используя инструменты журналистики мира. Пойти поговорить с этими людьми, понять кто они, чем дать своей аудитории широкую картину.

– СМИ пытались прояснить ситуацию: давали ответы пограничной службы на запрос о том, сколько иностранцев прибыло в Кыргызстан.

– А какой был смысл выяснять это? Иностранцы, они всегда таргетируемая группа в таких странах как Кыргызстан, где существует проблема с толерантностью. И вдруг издание зачем-то спросило у пограничников информацию о том, сколько иностранцев прибыло в страну – из Ирана, из Афганистана, из Пакистана и т.д. Зачем в текущем тревожном социально-политическом контексте давать это в односторонних новостях? Предоставьте сбалансированный материал, не нагнетайте страх.  Уж если на то пошло, разве Кыргызстан не позиционирует себя, как туристическая страна? И мы должны быть рады любым иностранцам.

– Каким должен быть подход к освещению вопросов, связанных с возможностью прибытия беженцев?

– Сейчас главное точно проверять информацию и пытаться сбалансировать ее. Есть миротворческая журналистика, когда в репортажах нужно делать ориентацию на мир, а не на конфликт.  В журналистике мира (Peace journalism) существует правило «трех «не»:

  • не смягчать конфликт;
  • не искать виновных в конфликте;
  • не тиражировать мнения и претензии, как установленные факты.

Этот подход дает возможность редакторам и репортерам делать выбор, т.е решать, какие факты и в каком контексте сообщать аудитории, чтобы дать ей возможность рассмотреть ненасильственную реакцию на конфликт. Под конфликтом здесь подразумевается не только военный конфликт, но и любая ситуация, которая может служить источников потенциальных конфликтов в обществе.

– О чем не должны забывать журналисты, описывая ситуации, связанные с беженцами?

– Прежде чем, рисовать негативный образ людей, которые возможно могут прибыть из зоны конфликта, в чем я глубоко сомневаюсь, нужно понять, что на их месте может быть каждый из нас. Сейчас я обновила все свои учебные материалы для журналистов и вела туда практики собственных ощущений и понимания о том, что мир динамичен и изменчив. Никто не может сказать, что произойдет завтра. В военный конфликт может быть вовлечено население любой страны. То есть любой из нас может стать беженцем и вынужденным переселенцем в другой стране. И из-за своего внешнего вида, языка, культурным различий, (которые не соответствуют каким-то стереотипам, устоявшимся в обществе), при «поддержке» неэтичных, некомпетентных журналистов, любой человек может быть отнесен к таргет-группе, которую все будут ненавидеть.

Главное фото: AFP / Scanpix / LETA


Данная публикация подготовлена в рамках программы наставничества проекта «Развитие новых медиа и цифровой журналистики в Центральной Азии», реализуемого Институтом по освещению войны и мира (IWPR) при поддержке Правительства Великобритании. Содержание публикации не отражает официальную точку зрения IWPR или Правительст

ва Великобритании.

Подробнее


Наши услуги


МОНИТОРИНГИ, МЕДИАНАЛИТИКА, МЕДИАЭКСПЕРТИЗЫ КОНТЕНТА

 

МОНИТОРИНГИ, МЕДИАНАЛИТИКА, МЕДИАЭКСПЕРТИЗЫ КОНТЕНТАГруппа независимого мониторинга, экспертизы, анализа и образования Школы миротворчества и медиатехнологий в ЦА оказывает услуги в НКО секторе, проводит консультации, экспертизу тренинги по вопросам, связанным с медиасферой и публичным дискурсом.

Мы проводим медиа-мониторинги, медиа-исследования, разрабатываем медиа-планы и стратегии, готовим медиа-аналитику по заданным тематикам, а также предлагаем следующие услуги:

·исследование медиа-сферы на основе мониторинга СМИ на предмет освещения по заданной тематике с использованием уникальной методики, анализ, выработка рекомендаций;

·полный медиа-мониторинг и анализ выделенных публикаций по различным индикаторам, в зависимости от задачи– сбор всех материалов об объекте мониторинга по максимально широкому списку с помощью специальных электронных систем мониторинга, ручного поиска и интеллектуальных инструментов для анализа (кыргызский, русский, английский языки);

·по ограниченному медиа-списку – поиск публикаций об объекте мониторинга по определенному списку СМИ (обычно наиболее авторитетные, популярные, значимые с точки зрения достижения ЦА, издания);

·аналитические обзоры по заданной тематике;

·разработка моделей информационно-просветительских кампаний( интеллектуальная логистика, исследование и анализ ситуации, планирование мероприятий, определение аудитории, стратегия, сбор информации, анализ, разработка послания, определение ожидаемых результатов, тестирование кампании, разработка публичных мероприятий, отслеживание результатов кампании);

·разработка медиа-планов, мониторинг и анализ медиа-активности, кризисный медиа-мониторинг, архивный/ретроспективный медиа-мониторинг;

·консультации по созданию медиа-кампаний;

·тренинговые/обучающие услуги, мастер-классы: разработка тематики и программы тренинга;

·проведение медиа-тренингов/мастер-классов;

·информационные услуги (создание релизов, адаптация пресс-релизов под веб-публикацию. линкование, ссылки, теги и т д);

·разработка сценария и создание видео- и аудио-интервью, тезисы;

·подготовка спикеров для пресс-конференций, разработка сценария пресс-конференции и брифингов, тезисы их выступления;

·разработка медиа-плана для участия, выступающего в тематических программах по социально-значимым вопросам;

·редактирование и обработка текстов (кыргызский, русский, английский языки).

Вышеперечисленные услуги осуществляются по договору оказания платных услуг в некоммерческом секторе и рассчитаны в соответствии с калькуляцией платных услуг на текущий год. За подробной информацией обращаться на peacemakingschool@gmail.com или написать сообщение на Фейсбук https://www.facebook.com/Alinapeacemaker


 

 

 

 

Подробнее


Лагерь медиа-инноваций



Взгляд изнутри





Партнеры